Произведения

АНИКА-ВОИН

Пропел петух. Взошла заря

И позвала богатыря

По ратному уставу

На подвиг и на славу.

 

Он с пикою наперевес

Пошёл судьбе наперерез.

Глядь – перед ним криница –

Зовёт воды напиться.

 

Когда Аника-богатырь

Нюхнул заморский нашатырь –

Зверьё в местечке тихом

Поубивало чихом!

 

Глядь – слева трёхголовый змей,

Которых не бывает злей,

Лежит себе у дуба,

Свистит себе в два зуба.

 

«Велю поганцу мёртвым лечь!» -

И голова скатилась с плеч

Хвостатого нахала

И гривой помахала.

 

Горыныч в рёв: «Иду на вы!» -

И прибыло три головы

По логике военной

На место убиенной.

 

Глядь – их уже двадцать одна!

Аника-воин взвыл: «Хана!

Прости-прощай, криница;

Не удалось напиться!»

 

А змей: «Да кто тебе мешал?

Да кто глотка воды лишал?

Я лишь свистел в два зуба

Миролюбив сугубо».

 

Пропел петух. Взошла заря,

Сорвав доспех с богатыря:

Пусть не чудит, не плачет,

Пусть на майданах скачет.

 

19.07.2014         Черногория

АПОФЕОЗ

Художник беспощаден

И дерзок без вины:

Василий Верещагин.

«Апофеоз войны».

 

Нет, не были ошибкой

От родины вдали

И «Скобелев под Шипкой»,

И горькое «Вошли».

 

От всех других отличен

Несхожестью лица,

Он не реалистичен,

Он честен до конца!

 

Хвала и честь герою

Бессмертного полка

За правду, что порою

Бывает так горька!

АРАБСКАЯ ПРИТЧА

Тот, кто ничего не знает,

И не знает, что не знает,

Тот – глупец, остерегайтесь

Неизбежной встречи с ним.

 

Тот, кто ничего не знает,

Только знает, что не знает,

Тот – невежда, преподайте

Неразумному урок.

 

Тот, кто знает и не знает,

Что давно и твёрдо знает.

Тот – засоня, разбудите

Задремавшего в пути.

 

Тот, кто знает, и при этом

Точно знает, что он знает,

Тот – мудрец, смирите гордость

И последуйте за ним!

АРАРАТ

Спросил я названного брата:

«Как ты живёшь без Арарата?»

 

«Да я-то что! – ответил брат. –

Ты посмотри на Арарат:

 

Какие скорби и печали

Главу седую увенчали!

 

Не новостей и не гостей –

Он ждёт родных своих детей.

 

И мы пред павшими клянёмся:

Мы обязательно вернёмся!»

АУТОДАФЕ

Что понадобилось Вове

В 10 вечера во Львове?

В 10 вечера в кафе?

Это аутодафе!

 

Я сижу, смотрю на хрена

С книжкою стихов Верлена,

С книжкою стихов в руке

На родимом языке.

 

С книжкою стихов на русском!

В пониманье нашем узком –

В 10 вечера в кафе –

Это аутодафе!

 

Это круче кокаина!

Ще не вмерла Украина!

 

09.08.14              Переделкино

БАБЬЕ ЛЕТО

«Бабье лето! Бабье лето!

Как вы смотрите на это?» -

Женщина взглянула вскользь,

Сквозь меня и наискось:

«Я желаю оказаться

Там, где можно отвязаться,

Чтоб головушку снесло,

Чтоб слюбилось и свезло,

И хмельно мне стало чтобы

От вина осенней пробы,

Чтобы в этот бабий день

За рекой трубил олень,

Чтоб меня, как лист в багрянце,

Закружило в страстном танце,

Чтоб меня мужик не слабый

Называл своею бабой

И шептал бы мне при этом:

«С бабьим летом, с бабьим летом…»                        

БАГДАДСКИЙ ВОР

Я всё терпел,

Терпел, пока

Хватало слёз.

 

Но ложь теперь

Под облака

Дымок унёс.

 

А мне потерь

Не жаль ничуть.

А я такой!

 

А мне теперь

Открылся путь

Совсем другой.

 

И настежь дверь!

И настежь двор!

А ну и что ж?

 

Ко мне теперь

Багдадский вор

Ночами вхож.

 

Он бит и тёрт,

Он очень прост

В своей вине:

 

– Подсунул чёрт

Свой скользкий хвост

Под ноги мне.

 

«За сорок лет, –

Он говорит, –

Совсем зачах,

 

Совсем ослеп.

А здесь горит

Живой очаг.

 

Я до утра

Сидеть бы рад

С тобой в тиши,

 

Но мне пора.

…Возьми назад

Свои гроши».

 

Как будто брал

Свою же ложь

Чужой рукой.

 

– Привычка, брат.

– Но ты даёшь!

– А я такой!

БЕЗДОЛЬНЫЙ СТИХ

Любимая, всего на миг единый

Серебряными гласами звеня,

Бездольный стих восстанет над рутиной,

Всего на миг переживёт меня.

 

Ты слышишь: он рыдает за оградкой

При горестном раскладе таковом,

В подол плаща сморкается украдкой

И слёзы утирает рукавом.

 

Скажи ему, блаженному:

    «Родимый,

На всё про всё нам дан единый миг.

А сколько будет длиться миг единый –

Бог ведает да русский наш язык».

БОРОЗДА МЕЖЕВАЯ

Заметным явленьем сказаться желая,

Прорезала степь борозда межевая.

 

И звуком горячих апрельских речей

Озвучил её говорливый ручей.

 

А солнце всё выше, а речи всё глуше,

Промоина стала и шире, и глубже.

 

И поразнесли по степи ветерки

Весеннюю весть о рожденье реки.

 

В порыве согласья: «Вы правы, вы правы!» –

На берег шагнули полынные травы.

 

На левом угоре слетались стрижи –

Гнездовий своих возвести этажи.

 

На правом откосе зелёною тучей

Плакучие ивы нависли над кручей.

 

Да так напряжённо и немо нависли,

Что их посетили нежданные мысли:

 

«Нет, сроду не станет рекою живой

Овраг, что рождён бороздой межевой!»

 

Взглянув на такое другими глазами,

Деревья в деревню вернулись низами.

 

Под шелест в степи вызревающей ржи

В иные пределы метнулись стрижи.

 

Лишь запах полыни горчит и поныне,

Да видится в цвета телесного глине

 

Овраг, словно рана земли ножевая.

А раньше была – борозда межевая.

БОЧКА

Что за ночка,

Скажите на милость?

Что за бочка

Под горку катилась?

 

И гудела,

И пела, и выла!

И зудела

Нечистая сила:

 

«Вот бы рожки

На бочку направить!

Вот бы ножку

Коварно подставить!»

 

Ох, напрасно

Подумали черти,

Что прекрасно

Явление смерти.

 

Уголочка

Не будет угодней –

Если бочка

Рванет в преисподней!

 

Сколько шуму,

Однако! А бочка

Нам на думу

Катилась. И точка.

Был и я куренным атаманом...

Был и я куренным атаманом,

Мне сам чёрт забубенный – не брат.

Ах, зачем я увлёкся романом

Под названием: «Кто виноват?»

В КРАЮ РОДИМОМ

Лев Платонович Карсавин

Абсолютом мысли славен.

«Тварь, – Карсавин говорит, –

Ничего не сотворит.

 

Тварь, страдающая свинством,

Тем опасна, что она

Совершенным всеединством

В мире будет спасена».

 

Мне такие рыла снятся,

Что в кошмарном сне кричу.

С ними воссоединяться

Абсолютно не хочу.

 

Я хочу общаться с другом!

Я к друзьям своим пришёл!

Пусть вплывает солнце стругом

И садится к нам за стол!

 

И тогда в краю родимом,

Солнечном и всеедином,

Никакая в мире тварь

Не нагадит на алтарь!

В НИКУДА

Мой пёс застыл и смотрит в никуда.

За горизонт свергается звезда.

На русском небе что-то происходит,

Что не происходило никогда.

 

Пёс смотрит в никуда до одуренья,

Являя сверхъестественное зренье

И, запредельным слухом обостряясь,

Улавливает гибельную связь.

 

Шерсть на его загривке встала дыбом,

Пасть полыхнула пламенем и дымом.

Поворотясь ко мне, он говорит:

«Галактика соседняя горит…»

 

 

29.04.16                     Карловы Вары

В ОТВЕТ

Я пишу стихи свои, шутя.

Я пишу и плачу, как дитя.

И в ответ на каждое словечко

Плачет, как дитя, моё сердечко.

 

Я пишу и каюсь со стыдом:

Я пишу стихи свои с трудом.

И в ответ на каждое словечко

Как дитя, радёхонько сердечко.

ВАСИЛИЮ СОЛОВЬЁВУ, ОЧАРОВАТЕЛЬНОЙ КАТЕРИНЕ И ЧУДО-ДОЧЕРИ ЭЛИНЕ В ДЕНЬ КРЕЩЕНИЯ

ВАСИЛИЮ СОЛОВЬЁВУ,

ОЧАРОВАТЕЛЬНОЙ КАТЕРИНЕ
И ЧУДО-ДОЧЕРИ ЭЛИНЕ

В ДЕНЬ КРЕЩЕНИЯ

 

Много славных мест в России,
Но талантливый народ –

Как и Соловьёв Василий –

В Переделкине живёт.

 

Он усердно служит музе

Крепким правовым щитом.

О писательском Союзе

Пишет свой нетленный том.

 

«Хватит!» - говорит Василий.

Но друзья твердят: «Пиши

Много разных школ и стилей

В переделкинской глуши.

 

Здесь у Ильфа и Петрова

В окружении двух пап

Появился на Тренёва

Сын по имени Остап.

 

Критик и писатель русский,

И лите-рату-ровед,

Плюс – историк – Золотусский

У Василия – сосед.

 

Он в раздумье молвит слово:

«Не могу, как ни крути,

Общих черт у Соловьёва

С этим Бендером найти».

 

И  своё благословенье

Дал товарищ Михалков:

«Соловьёв на удивленье

Прозорлив, умён, толков».

 

Был бы жив товарищ Сталин,

Он сказал бы в этот час:

«Ты плечо своё подставил –

Фронт литературный спас».

 

«Не речист в аспектах разных,

Но, действительно, плечист!» -

Подтвердит профессор Глазьев,

Золотой экономист.

 

Соловьёв Василий скоро

Будет очень именит.

Но любовь без разговора

И разбора нас пленит.

 

Входит с Дальнего востока

Катерина – мисс Восток.

И Василий от восторга

Вздох признания исторг!

 

В Переделкине пожили.

И от родины в дали

Через год в Сиануквиле

Чудо-дочку родили.

 

Подались дорогой длинной

В Переделкино назад.

И назвали дочь Элиной.

Мама рада! Папа рад!

 

Да и мы, дойдя до точки,

Не ударим в грязь лицом,

Дружно грянем: «Слава дочке!

Слава матери с отцом

ВЕЛИЧАЛЬНАЯ

 

Господа мы называем на Ты,

А записной образец срамоты:

Вора в законе, гнилого вельможу,

Властного пса и похмельную рожу –

Кто перед Господом ниже травы –

Мы величаем учтиво на Вы?..

ВЕРНОСТЬ

Я ем казённые пельмени.

Я верен Родине и Лене.

08.12.15

ВЕТЕР КЛЯЛСЯ

Перевод болгарской песни

«Ветре  клехте»

 

Ветер клялся

Размести туманы,

Да подался

Ночью на Балканы.

 

Ветер, ветер,

Я молю как брата:

Ты не требуй

Серебра и злата.

 

Ты с деревьев

Не срывай монисты –

Да пребудут

Кроны их ветвисты.

 

Свято место,

Где таится воин,

Под ветвями

Сон его спокоен.

 

Безмятежно

Спит его дружина.

Их в дубраве

Не найдёт вражина.

 

Три годочка

Не приходят вести

С гор Балканских

Молодой невесте.

 

И на пряжу

Ткацкого станочка

Слёзы льются

Ровно три годочка.

 

Надевала

Плат чернее ночи,

Чтобы мама

Не видала очи.

 

Загадала:

Как наступит ночка –

Будет свадьба

Через три годочка.

 

Посредине

Свадебной поляны

Собирались

Гости-великаны:

 

Пели буки

И дубы плясали,

И гремела

Свадьба над лесами.

 

Ветер клялся

Размести туманы,

Да подался

Ночью на Балканы.

 

Перевод с болгарского

Варна 26.05.16

Вновь луна – молодая сановница...

Вновь луна – молодая сановница

Околоточных сводит с ума!

Долго-долго зима не становится,

Не становится долго зима…

ВО ВРЕМЯ ОНО

Во время оно

Сидел я дома.

Прилетели два духа –

Комар да муха.

За волосы взяли,

На небо подняли.

Там, повыше облаков,

Стоит церковь из блинков,

Увенчана куличом.

А я парень смел! –

Калач-то съел.

Воробей-пономарь

Завёл меня за алтарь.

Там сидит поп Ефрем,

Жуёт редьку да хрен,

Крошки курам бросает,

Усопших поминает:

Корову Зорьку,

Беспалого Борьку,

Крошку Маришку,

Меченого Мишку…

ВОРОН

Белый свет ему не внове,

Он летает триста лет.

Всё взывает: «Крови, крови!..»

Крови, видите ли, нет.

 

Неразумный, ты откуда?

Чёрный ворон, ты поверь, –

И тебе придётся худо

На пророчествах теперь!

ВЫСШАЯ МЕРА

Козлобородые шумеры

От безвременья не спасут:

«Ты не достоин высшей меры,

Ты обречена самосуд».

 

Ты выживешь. И тамплиеры

Тебя признают:

«Камчадал,

Ты не достоин высшей меры,

Ты безнадёжно опоздал».

 

И возрыдают староверы –

Твоя мужицкая тщета:

«Ты не достоин высшей меры,

Ты опоздал на полперста».

 

Ты выл, ты жилы рвал и вожжи!

Ты был всегда на полгруди,

Всегда на полприщура позже,

На полу-вздоха позади.

 

Но грянул час. Ты скинул бремя,

Ты высоко вознёсся вдруг,

Своё опережая время

На целый круг!

 

Ты удостоен высшей меры.

А смерть изгрызла удила

И в срок, как говорят шумеры,

Вслед за тобой с венком пришла.

 

24.07.14              Черногория

ГАДЮКА

На сугреве сомлела гадюка,

В ядовитое впав забытьё.

В три погибели скручено туго

Подколодное тело её.

 

Всё положе восходит и выше

Расторопное солнце весны.

И, дыханья змеиного тише,

Над ползучей сплетаются сны.

 

А во снах заливные левады,

Виноградье небесных садов

И в грехах искушённые гады –

Под упругою плотью плодов.

 

Но зачем, накреняясь как птица,

Ясный всадник летит на неё?

И взметнулась в порыве десница,

И блеснуло в деснице копьё.

 

Над седым ковылём просвистело,

Полыхнуло в глазах кумачом…

Это солнце с утра захотело

Позабавиться ярым лучом.

 

И затем потревожило гада,

Безмятежным уснувшего сном,

Чтоб с избытком не вызрело яда

У него на сугреве земном.

 

ГОВОРИЛА ТЁТЯ РОЗА

Говорила тётя Роза:

- Для Европы главный враг

И смертельная угроза –

Замороченный Барак.

 

Видно было из Тагила,

Как во время мятежа

Породил Барак Игила

И кормил его с ножа.

 

А потом нашли папирус,

А в папирусе – глагол:

«Величаться будет вирус

Фараон Барак Эбол».

 

Эта страшная зараза,

Ненасытный паразит

Из-за нефти, из-за газа

Всё живое поразит.

 

А потом возьмут на вилы

Пакостливую козу,

Вздёрнут местные Игилы

И поджарят на газу.

 

Разрыдаются для виду:

«Не коза он, а козёл!»

И воздвигнут пирамиду

«Фараон Барак Эбол».

 

28.09.14

ГОП-СО-СМЫКОМ

Я с больной родился головой,

У чертей крестился кочергой, -

Гоп-со-смыком – Сашка Белый,

Отморозок угорелый,

Упырям сородич дорогой.

 

Сашка Белый сам себе премьер,

Мародёр и перший изувер;

У меня простая вера:

Справа я – Степан Бандера,

Слева я – мордастый бультерьер.

 

Если я свою разину пасть –

В эту пасть оглоблей не попасть.

Вламываюсь к прокурору –

Хрясь по рылу! «Руки в гору!

Я теперь единственная власть!»

 

И в Чечню шайтан меня кидал,

И никто не знал и не гадал,

Как я там служил в охране,

За серебряник в кармане

Как я там Дудаева продал.

 

Это только с виду я дурак,

Душегуб и нервный вурдалак, -

Слышите? – звоню Обаме,

Телефон грызу зубами:

«Выручай, начальничек Барак!

Обнули российские рубли,

Потопи на море корабли,

А не то я сам в ООНе

Напущу хохлацкой вони,

Чтобы передохли москали!»

 

Я боялся в детстве букваря,

Не открыл ни разу «Кобзаря»;

А когда служил вайнаху –

Чуть не кончился со страху

И слинял оттуда втихаря.

 

А теперь не страшно ни черта! –

Я другим подонкам не чета –

Среди псов я самый дерзкий,

Среди хряков самый мерзкий…

Эштон, поцелуй меня в уста!

ДВЕ КОЛОНКИ

Чтоб самому себе не врать,

Барак Обама взял тетрадь

И с красной написал строки

Каллиграфически: «ВРАГИ».

 

Чтоб много на себя не брать,

Перевернул свою тетрадь

И с красной написал строки

Собственноручно: «ДУРАКИ».

 

Все президентские коронки

И всех, кто вписан в две колонки,

Европа знает наизусть.

Не про Барака эта грусть.

 

Как много черновой работы!

Он «ДУРАКОВ» на «ИДИОТЫ»

Исправил рано по утру

И в Киев позвонил… Петру…

 

30.08.14

ДЕД МОРОЗ

1.

 

Мне, мятежному, в пять лет

С вечера покоя нет -

Отворю ворота настежь

И присяду в стороне:

Что ты, вьюга, звёзды застишь? –

Дед Мороз идёт ко мне.

 

2.

 

Мне уже с избытком лет,

А покоя нет и нет.

Завожусь с пол-оборота,

Завершая круг земной -

Если не запру ворота,

Дед Мороз придёт за мной.

 

30.12.2015

Для создания шедевра

Для создания шедевра

Одного таланта мало:

Дайте пару сотен евро

И шматок свиного сала!

Друзья кричат мне...

Друзья кричат мне: «Ты живой?!» –

И им смешно до колик, ох!

А я со штормовой волной

Борюсь, как Фёдор Конюхов.

ДУРАК

Всякий-який дурак во вселенной

Обитает как военнопленный.

 

Государевой службы мужья,

Не стреляйте в него из ружья!

 

Всяк дурак, что играет с царями,

Их величества бьёт козырями.

 

Я с людей херувимов пишу,

Он с вождей обдирает паршу.

 

Он в мозгу ожиревшем заноза,

Он алмаз из-под кучи навоза.

 

Не стреляйте в него из ружья,

Не спешите вписать в Жития.

 

Не мечите камней, не мечите.

Не лечите его, не лечите! –

 

Угостите мясным пирогом,

И зовите его дураком.

 

20.07.2014         Черногория

ДУША

Гром ли грянет – туча прянет,

Сущее круша.

Не свеча пред Богом встанет,

А моя душа.

 

Изольётся, затрепещет,

Изведётся в прах;

Нутряным огнём заблещет,

Отряхая страх.

 

Вскинется, запричитает,

Плача и стеня;

И молитву прочитает

За меня:

 

«Холодно душе без тела,

Бесприютно врозь.

Упаси! – осиротела.

Господи, не брось!»

 

Разве Бог её не видит

За версту?..

Разве Бог её обидит,

Сироту?

 

Гром ли грянет – туча прянет,

Сущее круша.
Не свеча пред Богом станет,

А моя душа.

 

Болгария, Камчия

Ёшкина мать...

 

Ёшкина мать

Собиралась умирать.

Умереть не умерла,

А народу собрала!..

ЖЕМЧУЖИНА

В раковине есть личинка –

Это устрица сама.

Попадёт на плоть песчинка –

Устрица сойдёт с ума.

 

Если мир устроен мудро –

Озарение спасёт –

Слой за слоем перламутра

На песчинку нанесёт.

 

И восторги исторгая,

Шторм ударит в берега –

И песчинка, и другая

Превратятся в жемчуга!

 

09.05.16     Карловы Вары

ЖИВАЯ РУКОПИСЬ

Альберту Оганяну

 

Копия Священного Писания

На армянской спасена земле –

Божьих перст незримое касание,

Райских троп мерцание во мгле.                                                                    

 

Буквы распускающихся почек

Ладаном пропахли на листах,

Колыбельной письменности почерк

Слился с откровеньем на устах.

 

Но забили в колокол тревогу:

Рыщет враг по долам и горам!

И монахи, как младенца к Богу,

Собирают рукопись в дорогу

И несут её из храма в храм.

 

Если не скиталась, не читалась,

Истомясь в языческом плену, –

Мученицей рукопись считалась,

Общим искупленьем за вину.

 

Пленницу всем миром вызволяли

Из оков, узилищ и темниц;

О прощенье слёзно умоляли,

Упадали пред святыней ниц.

 

Возрыдал Господь, когда сельджуки,

Лавой наплывая из пустынь,

Обрекли на огненные муки

Тысячи и тысячи святынь.

 

...Вновь скрипит пером монах упорный,

Сутками не спит, не пьёт, не ест, –

Вновь возводит храм нерукотворный,

Высекает поднебесный крест.

 

Нет, ещё не вся земля ослепла,

Есть благословенные края!

Рукопись рождается из пепла,

Пишется поэма Бытия!

 

 

ЗЕМНЫЕ ВОРОТА

 

            1

От солнца напротив –

В бору во сыром

Осанистый плотник

Играл топором.

 

Кипела работа:

У края земли

Земные ворота

До неба росли.

 

За ними палаты,

Калёный причал –

Там плотник закаты

И зори встречал.

 

И солнце вставало

В положенный час

И стругом вплывало,

В ворота стучась.

 

И петли скрипели,

И сокол кружил,

И плотник при деле

Безбоязно жил.

 

            2

Но странная дума

Смущала давно…

Он вздрогнул от шума

И глянул в окно:

 

Как много народу!

Как сильно стучат!

– Откройте ворота,

Откройте! – кричат.

 

– Чего вы орёте

У края земли?

Беда ли в народе?

С ума ли сошли?

 

Лишь солнцу стучаться

Пристало – ему…

Назад возвращаться

Дано одному!

 

У плотника – слово,

У страждущих – страсть.

Сорвали засовы,

Потешились всласть.

 

            3

И снова светало

По строгим часам.

И плотник устало

Тесину тесал.

 

Сидел на крылечке,

Как прежде, один –

На каждой дощечке

Цифирь выводил:

 

Рождение – завязь,

Забвение – смерть.

 

И щепки вонзались

В небесную твердь.

 

 

 

ЗЕРКАЛО

нать на свой позор и униженье,

В зеркале увидев отраженье,

Я в сердцах воскликнул: «Старый пёс,

Истрепался лён твоих волос,

Вдоль и поперёк твоей личины

Пепельные пролегли морщины,

Спрятались во мху твоих ушей

Норы и ристалища мышей,

На кадык приспущенные брылья

Виснут как у воронёнка крылья

И не видят проблеска зарниц

Гнёзда разорённые глазниц.

 

Знать на свой позор и униженье,

В зеркале увидев отраженье,

Я в сердцах воскликнул: «Я плюю

В образину мерзкую твою!»

 

И пошло! – на полуслове резком

Взорвалось со скрежетом и треском

Зеркало! И старое трюмо

На глазах рассыпалось в дерьмо!

Проблистали ясные зарницы,

Разлетелись на осколки птицы,

Разбежались мыши по степи,

Старый пёс сорвался со цепи…

 

И помолодели все мужчины,

И мои разгладились морщины.

И с тех пор, как весточка была,

Я плевать хотел на зеркала!

 

02.05.16            Карловы Вары

И НЕТ ЛИСТА

Осенний ветер

Маски с лиц

Срывает воровато.

Осиновый взметнулся лист

И сгинул без возврата.

 

Незримый жест –

И нет листа.

А мне и горя мало.

«Сыночек, ты сошёл с лица!» -

Запричитала мама.

 

Не знаю,

Что меня за весть

Застала в чистом поле,

Но в этом жесте

Что-то есть

Знакомое до боли.

 

И с надеждой, и со страхом...

И с надеждой, и со страхом

Я смотрю который год

На покрытый звёздным прахом

Необъятый небосвод.

 

Ты гори, моя денница

Негасимая, гори! –

И тогда наговориться

Мы успеем до зари.

ИГИЛ

ИГИЛ – исламистская

террористическая организация,

которую вооружали

американские власти для борьбы

с законным правительством Сирии

 

Барак Хусейнович родил

Сынка по имени Игил.

 

Дней за 14 до родов

Вдруг ощутил отец народов

Резь в животе и боль в крестце.

С растерянностью на лице

Взъярился яко лев Обама. –

«Я сверх того ещё и мама?!»

 

Народ, ликуй и веселись!

Уже и схватки начались.

По правилам самой природы

Словесные отходят воды.

Бараку тяжко, взгляд потух,

Синеют щеки от потуг.

Вам кажется – он угрожает?

Смотрите глубже: он рожает,

Истошным голосом кричит,

Из-под полы его торчит,

Что и показывать неловко.

Да это же боеголовка!

 

Лишь кесарю благодаря,

Барак родил богатыря

И превратил его в солдата,

Натравленного на Садата.

 

Игил подрос и озверел.

Засомневался и прозрел:

 

«Не стану рыть Анвару яму,

Пойду искать родную маму

И получу в конце концов

Наследство дедов и отцов!

Не стройте из себя сатрапа,

Мой горячо любимый папа,

Не то смотри, ядрёна мать,

Могу рога  пообломать!»

 

Барак во все ударил бубны

И слогом из «Тараса Бульбы»

Покрыл кровиночку свою:

«Как породил, так и убью!

Позор! Кого мы нарожали? –

Взревел и своды задрожали. –

По ходу мировой войны

Неукоснительно должны

Все президенты и премьеры

Принять зачаточные меры,

Чтобы какой-нибудь Игил

Нас по любви не погубил!»

 

Все закричали: «Смерть Игилу!»

И дружно вырыли могилу

Боль-шу-щу-ю, куда ЕС

Без всяких затруднений влез!

 

26.09.14

К РУССКОМУ НАРОДУ

Я застрял сегодня в лифте,

Тут и вспомнилось о Фихте.

            О народе думал он,

            О непобедимом,

            В час, когда Наполеон

            Овладел Берлином.

Фихте смелость почитал,

Даже в оккупации

С главной кафедры читал

Речь к немецкой нации.

            Вспомнив это, я воспрял,

            Я нащупал тему,

            Как я счастливо застрял

            И родил поэму.

Я писал о мужиках –

Не о пташках розовых, –

Об оставшихся в веках Золотых философах.

            Я писал как заводной

            Вовсе не о Фихте,

            О стране своей родной,

            Что застряла в лифте.

Так как я себя беречь

Не приучен сроду,

Родилась в засаде РЕЧЬ

К РУССКОМУ НАРОДУ.

КАЗНОКРАД

Из окна глядит чиновник.

Что он видит из окна?

На петле висит виновник.

Кто виновник? В чём вина?

 

Это князь Матвей Гагарин,

Казнокрад и паразит,

Маномахской крови барин

На верёвочке висит.

 

Без мундира и без бриджей,

Телом лакомый для птиц,

Он повешен между биржей

И Коллегией юстиц.

 

Что тут говорить о птицах,

Если только что, вчера,

Князь Матвей ходил в любимцах

У светлейшего Петра.

 

Князь Матвей дружил с Китаем

Крепко. И наоборот

Прусско-бранденбургским стаям

Дал серьёзный укорот.

 

Торговал таким манером,

Что росла Россия вширь.

Первым стал миллионером

Через русскую Сибирь.

 

Ездил в золотой карете,

С чиста золота едал.

А чего держал в секрете?

А кого в гробу видал?

 

Поворотишься на запад –

Что за подлый запашок,

Что за тошнотворный запах

Пробирает до кишок?

 

Ох, вольно царю чудесить,

Изгиляться до конца:

Князя велено «повесить

На четыре месяца».

 

Отсолютовали пушки

На Царицыном лугу.

Молча помянули служки

Государева слугу.

 

Стаи воронов слетались,

Поднимая дикий грай.

Ангелы его пытались

Отнести в сибирский рай.

 

Видел маленький чиновник,

Как остался без очей

Казнокрад и уголовник…

Князь… из рюриковичей…

Как глубоко она зарыта...

Как глубоко она зарыта,

Законопачена, забита! –

Почти уже и не дыша,

Трепещет бедная душа!

КАК ОБМАНУТ ДУРАКА

 

Говоря – по всем приметам –

Тот и счастлив, кто с приветом.

Бедолага и хитрец

Улыбается при этом.

 

Как обманут дурака

На четыре кулака –

Он счастливцем и поэтом

Остаётся на века.

 

07.12.15

КИНО И ДОМИНО

            Не так давно,

            Не так давно

Играли крысы в домино,

И даже – вот что интересно! –

Ходили семьями в кино.

 

Но кто-то вечером из крыс

Тайком от всех экран изгрыз,

И даже – вот что интересно! –

            Крыс не смутил

            Такой сюрприз.

 

Они все были заодно:

Изгрызли вместе домино,

И даже – вот что интересно! –

            Случилось всё

            Не так давно…

КОВЧЕГ

Я накануне пил за Ноя,

Пил за ковчег, за люд и скот,

За веру в царствие иное

И за спасительный исход.

 

Пир отгремел. Всю ночь на блюде

Сияло яблоко во мгле,

В незапечатанном сосуде

Вино томилось на столе.

 

Парило. Тучи пьяным строем

Под блеск зарниц на приступ шли.

Видения искристым роем

Гудели, реяли и жгли.

 

Ной в сновиденьях рваных плавал,

Когда в супружеский ночлег

Проник промысловатый дьявол:

«Признайся, дева, где ковчег?»

 

В объятьях стиснул шестикрыло,

Печать сомнений стёр со лба.

Она раба. Она открыла

Небесной тайны погреба.

Ной вывел в море разорённый

Бесовским промыслом ковчег.

 

И мы плывём на судне утлом,

Разбитом и родном до слёз.

Мы не потонем завтра утром

И послезавтра

                                   между звёзд.

 

Псалмы поём. А в трюмы хлещет.

Справляем бал у сатаны,

А сердце бедное трепещет:

«Мы спасены! Мы спасены?»

 

Восходит солнце на рассвете,

Вселенским грозам вопреки.

Да хоть потоп! – живём как дети

Или слепые старики.

КРИЧАЛКИ С МАЙДАНА

Кричалки с майдана

(18 февраля 2014)

,    ,    ,

 

На майдане варим кашу,

Разливаем в котелки;

Украину ридну нашу

Раздираем на куски!

 

.    .    .

 

Начихали на Кличко,

На его медали

И послали далеко:

«Не таких видали!»

 

.    .    .

 

На майдане нашем дивно,

На майдане благодать:

Догола разделась гривна

И пошла, пошла плясать!

 

.    .    .

 

Нас ни в жизни эта власть

На асфальт не станет класть.

Если тронет – сразу янки

Все счета прикроют в банке.

 

.    .    .

 

Вы хотели жить красиво?

Мы с товарищем пришли

И бутылкой керосина

Всю Европу подожгли.

 

.    .    .

 

На майдан пришла мадам

И сказала: «Я вам дам…»

Ждали, ждали… Где ты, стерва?

Где обещанные евро?

 

.    .    .

 

Как на евро на майдане

Мы бузили бы годами,

Не кусали б трошки

Долбанные вошки.

 

 

.    .    .

 

Будем жить счастливее,

Будем жить богаче,

Чем Египет, Ливия,

Сирия тем паче!

 

.    .    .

 

SMSка: «Здравствуй, Вова!

За добро плачу добром:

Я послал к тебе из Львова

Бандерлога с топором!»

 

.    .   .

 

Я пошлю письмо Обаме,

Прошепчу вослед губами:

«Наступил желанный час.

Присылай за мной спецназ!»

 

.    .    .

 

До Берлина, до рейхстага

Доберёмся за полшага.

Врежем, вжарим! Будем петь:

«Меркель геть! Меркель геть!»

КРУЧЕ ПРОЧЕГО

Похвалялся таракан

Ради вящей славы:

«Я вчера махнул стакан

Бытовой отравы!»

 

Собеседник пробасил:

«Всем назло засадам

Ту отраву закусил

Я крысиным ядом!»

 

Третий бросил на ходу,

Поспешая, вроде:

«Извините, я пойду,

Позвоню Володе…»

 

22.05.16

борт Москва-Варна

 

КТО СКАЧЕТ

Пейте не первач, а кьянти;

Режьте не сальцо, а торт –

Фешенебельно гуляйте

До расквашиванья морд.

 

Поизысканней скачите,

Чтоб завидовал москаль,

Да копытами стучите,

Как о сталь стучит коваль!

 

Чтоб взглянув на эти скачки

С поднебесной водокачки,

Ахнул князь кромешной мглы

Восхищённо:            

                        «Вот козлы!»

 

24.10.14

ЛЕГКИМ СКОКОМ

Не поняли чего-то –

Спросите у меня:

Зачем у бегемота

Широкая ступня?

 

Да чтобы бегемоту

Не хлюпать по болоту,

А бегать да скакать,

Пружинисто ступать

С былинки на былинку

С кувшинки на кувшинку.

 

16.07.2014      Черногория

ЛУЧШЕ О СЕБЕ ЗАБЫТЬ

Лучше о себе забыть

Или будет хуже,

Лучше заплутать,  завыть

И взалкать из лужи.

 

Осязать во грех и вред

На еловой ветке

Молодой волчицы след,

Сладостные метки.

 

Ей вольно за мной ходить,

Напрягая око.

Нюхом чует, волчья сыть,

Как мне одиноко.

 

Взглядом встретились едва –

И мороз по коже –

Как на свете существа

Могут быть похожи!

 

Как похожи, Боже мой! –

Я молюсь и плачусь.

Возвращусь к себе домой

И под юбку спрячусь.

 

Стану вскрикивать во сне,

Сущему не веря.

И ничто уже во мне

Не разбудит зверя.

 

Зря волчица сквозь оскал

На волчат ворчала:

«Это вас в лесу искал

Стрелянный волчара!»

МЕЛКИЙ БИСЕР

Помнишь песню «В тёмном лесе…»?

Отрясая страх и дрожь,

В тёмном лесе Герман Гессе

Мечет бисер, сеет рожь!

 

Мечет бисер – звёзды всходят,

Мириады ясных звёзд!

В зимнем небе – зверский холод

Выстужает Млечный мост.

 

В зимнем лесе – злая вьюга.

На полуночном мосту,       

Не взирая друг на друга,

Звёзды мёрзнут на посту.

 

Чтоб шальной кометы глиссер

Не волок по небу хвост –

Не мечите мелкий бисер,

Не расшатывайте звёзд!

МЛАДЕНЕЦ РУССКОЙ СЛАВЫ

На поле Куликовом,

За тридевять земель,

На поясе шелковом

Висела колыбель.

 

Висела золотая,

В колечки завитая,

Меж небом и землёй,

Меж снегом и золой.

 

В четыре полотенца

Рыдала ночью мать:

– Храните сон младенца!

Трещоток не замать!

 

О чём она судачит? –

Задумалась родня…

– Когда мой сын заплачет,

Попомните меня!

 

Горчат дымы Полтавы,

Берлинский чад горчит,

Младенец русской славы

До времени молчит.

 

А вьюга всё крепчает,

Плетёт свою кудель.

Господь всю ночь качает

Златую колыбель…

МОЙ АВГУСТ

Пудовыми громами,

Ломясь ко мне домой,

Со щедрыми дарами

Явился август мой.

 

Громоподобный возглас

Затишье расколол:

- Кто августовский возраст

Без брода перешёл?!

 

Полным полна корзина,

Полным полна душа.

И хвалится калина,

Что с мёдом хороша.

 

И стаи выбирают

К отлёту вожака.

И ведьмы обмирают,

Опившись молока.

 

Завяли мои розы,

Которые берёг,

Повыпадали росы,

Холодные, как лёд.

 

Не обождав ни часа,

Ни праздничного дня,

Мой август, за три Спаса

Покинул ты меня.

 

Пьяны ржаные реки

И мёдом, и сытой…

Прости прощай навеки,

Мой август золотой.

НА БОЛОТЕ

Зачудесил на пирушке,

Поскользнулся на лягушке,

Принялась она рыдать:

 

«Век свободы не видать!

Ты возьми меня на ручки,

Приголубь меня. До кучки

Ванну тёплую налей

И лелей меня, лелей!»

 

Научились, ёлки-палки,

Разговаривать нахалки

С незнакомым мужиком

Человечьим языком?

 

Выпил я ещё чекушку

И поцеловал лягушку.

И не грянул в небе гром,

Не блеснуло за углом…

 

Люди спросят: «Как живёте?»

Скажем: «Весело живём!

Днём и ночью на болоте

Гимны брачные поём!»

НА НЕБЕСАХ

Был я смердом и доном,

Родичем и чужаком,

Вожаком и ведомым,

А главное – мужиком.

 

Не записным жуаном,

Кромешником меж людьми –

Был я вором желанным

На небесах любви.

 

Напрочь презрев угрозы,

Не веря слезам,

Я воровал звёзды,

Гроздьями их срезал.

 

Смотрел глазами невинными,

Хмельного вкусить успев,

И каждую гроздь по имени

Называл нараспев.

 

Но фарисеи воззвали:

«Ату его! Это вор!»

Скоренько повязали,

Запалили костёр…

 

Я вижу с ясного месяца,

С небесной  своей ладьи:

А всё-таки Земля вертится

Единственно вкруг любви!

НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ

- Читал на первой полосе

Громоподобной силы вести?

- Те вести на хромой козе

Я объезжаю вёрст за двести.

- Ты прячешь голову в песок?

-  Уже не прячусь и не прячу.

Я молча ухожу в лесок

И над строкой библейской плачу.

- Но плачешь ты не просто так,

Не с прозаической попойки?

 

- Я закопал под Истрой танк,

Тому лет 20 за пятак

Прикупленный у перестройки.

Тогда я думал сгоряча,

Клешнёй ворочая в навозе:

«Да будет вместо тягача

Вооружение в колхозе!»

И наконец-то, наконец

Я технику свою почищу

И покачу спасать Донецк,

И прикурить задам фашисту!

 

А ты на первой полосе

Запечатлеть обязан вести:

«Он был героем…как и все

Он мог бы жить

Ещё лет двести…»

НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ

- Читал на первой полосе

Громоподобной силы вести?

- Те вести на хромой козе

Я объезжаю вёрст за двести.

- Ты прячешь голову в песок?

-  Уже не прячусь и не прячу.

Я молча ухожу в лесок

И над строкой библейской плачу.

- Но плачешь ты не просто так,

Не с прозаической попойки?

 

- Я закопал под Истрой танк,

Тому лет 20 за пятак

Прикупленный у перестройки.

Тогда я думал сгоряча,

Клешнёй ворочая в навозе:

«Да будет вместо тягача

Вооружение в колхозе!»

И наконец-то, наконец

Я технику свою почищу

И покачу спасать Донецк,

И прикурить задам фашисту!

 

А ты на первой полосе

Запечатлеть обязан вести:

«Он был героем…как и все

Он мог бы жить

Ещё лет двести…»

 

НА СРЕЗЕ

Какой замечательный возраст!

Как много на срезе колец!

Предчувствием сдавленный возглас

Клокочет: ещё не конец!

 

Считаю круги на пенёчке,

В нечаянный верю успех.

Томительно жду в одиночке

Развязки, касательной всех.

 

Попрятались вещие совы

И смолкли в июльской ночи.

Не громы гремят, а засовы,

Звенят в поднебесье ключи.

На столе – пустой подсвечник...

 

На столе – пустой подсвечник,

За столом –

                     большой насмешник, –

Был ему во всём почёт,

А теперь он – лысый чёрт.

НА ЧЕРНОГОРСКОМ БЕРЕГУ

До поры, с Мыколой споря,

Мы не обостряли спор:

Черногория – от горя

Или всё-таки от гор?

 

А как выпили по триста

Самогонки местной всласть –

Предсказуемо и чисто

Заваруха началась!

 

Зарубились мы рогами

На курортном берегу.

Я послал его к Обаме,

Он послал меня к Шойгу.

 

- Признавайся, москаляка,

Забубённый стихоплёт,

Ты, собака, сбил, однако,

Малазийский самолёт?!

 

Крым верни! Он мой поныне.

Я купаться в нём люблю.

Скажешь: «Слава Украине», -

Может быть, и не убью.

 

Не в Днепре сходились льдины

И не в Люберцах братки –

Мы хватались за чуприны,

Мы хватались за грудки!

 

Раззадорились, как дети,

Как матросы с корабля.

Мы спустили всё на свете

До последнего рубля.

 

Черногория от горя

Подала живую весть –

Глянули: да это ж море!

Здесь ещё и море есть?!

 

Запасёмся сухарями.

Перебьёмся. Не впервой.

В ноябре со снегирями

Улетим к себе домой.

 

18.07.14    Черногория

Навзничь упаду – не подымайте...

Навзничь упаду – не подымайте.

Дайте, дайте дух перевести!

Как хотите – так и понимайте.

И не становитесь на пути.

НАКАНУНЕ

В ожиданье января

Я похож на дикаря,

Я рублю дровишки,

Я грызу коврижки,

Потому что Новый год,

Потому что снег идёт

И уже не тает.

 

И уже светает.

НАЯДА

По пляжу картинно и чинно,

Не глядя на праздный народ,

Гулять своего далматина

Крутая хозяйка ведёт.

 

От солнечных пятен и лоска

Сияет породистый пёс,

Сияет, как в роще берёзка

Из выводка русских берёз.

 

И вот, не смущаясь ни мало,

Держась позади и правей,

К блистательной паре пристала

Особа босяцких кровей.

 

И неповторимо, и мило,

Войдя в пресловутый кураж,

Безродная прима пленила

Своей грациозностью пляж.

 

Заинтересованным лицам

Понятен мифический код:

«Да это же за олимпийцем

Наяда награды несёт!»

 

Всё лето она без оплошки

В положенный утренний час

По той ли ковровой дорожке,

По звёздной, проходит не раз.

 

Всю зиму вздыхает устало

Наяда босяцких кровей:

«Скорее бы лето настало.

Настало бы лето скорей!»

Не в том несчастье...

Не в том несчастье, что простой,

Незнаменитый воин

Мечтал о славе выше той,

Которой был достоин.

 

Нет. Не сбылась его мечта…

Когда упал на травы –

Он смерть позвал за то, что та

Была подругой славы.

Не показывай мне фиги...

Не показывай мне фиги,

Не играй ночами фуги,

Не пиши дрянные книги, –

Разорвут лихие други!

НЕ ПОРА ЛИ

Западное населенье

Вместо вискаря

Глушит для увеселенья

Водку втихаря.

 

Вот зачем на тайной сходке

Паханы Земли

Против нашей русской водки

Санкции ввели.

 

Видно, обозлились с горя

На мою страну,

Если символ алкоголя

Ставят на вину.

 

Если им в бреду и страхе

Грезится вражда –

Не сниму своей рубахи

Красной никогда!

 

Взять хохла или китайца –

Уверяю вас:

У китайца круче яйца

В 38 раз.

 

Но от вящего задора

Не начнёт всерьёз

Он брехать из-под забора,

Как трусливый пёс.

 

Говорю уже в 105-ый

Предпоследний раз:

Просушите полосатый

Набивной матрас!

 

Не пора ли нам, ребята,

Зачехлять стволы;

Не пора ли нам богато

Накрывать столы?

 

Не пора ли нам за вилки

Взяться чуть заря,

Выпить рюмочку горилки

Или вискаря?

 

Не пора ли на лукавство

Санкции ввести,

Выпить лучшего лекарства? –

Господи, прости! –

 

Выпить славной русской водки

Рюмочек по шесть

И грибок со сковородки

С аппетитом съесть!

НЕЗАБУДКИ

По майскому, по солнечному краю

Иду один, грущу и не ропщу,

Иду и незабудки собираю,

И слово приворотное ищу.

 

И вот уже на самой кромке поля,

На срезанном безжалостно краю

Я нахожу родимое до боли

И людям незабудки раздаю.

 

Когда под колокольные погудки

Меня обманет сумасшедший май,

Любимая, ты вспомни незабудки

И никогда меня не забывай.

 

10.04.16     Переделкино

О НАРОДАХ

Они углы и камни метят,

         В бурбоны и стюарты метят,

         О генных кодах говорят,

         О генных кодах, о породах,

         Взахлёб об избранных народах

         Всё говорят они, бедняжки,

         Дворняжки эти говорят.

О ПТИЧКАХ

Когда идёт переоценка,

Пора и нам открыть секрет:

А крылышки у Тимошенко

Есть за спиною или нет?

 

По всем законам иноземным,

По всем понятиям тюремным

Она теперь, как не крути,

Невинный ангел во плоти.

 

Но кто обгадил подоконник?

Кто гаркнул дико: «Ты покойник!»

Когтями крашеными цап:

«Попался, чёртовый кацап!»

 

Я тихо сплюнул: «Сгинь, лишенка!

Будь ты хоть трижды Тимошенко –

Убийственней твоих в разы

Наскоки пакостной козы».

 

Любите нас, ходите мимо.

Таких, воинственных весьма,

Господь лишил не только Крыма,

Но даже крыльев и ума.

 

29.03.14

ОБАМА В БЕЖЕВОМ КОСТЮМЕ

 

                            28 августа 2014 г. Барак Обама

                            выступил на брифинге в защиту

                            Украины и сразил наповал СМИ

                            своим  бежевым костюмом.

 

Подобно грациозной пуме,

Загар подчёркивая свой,

Обама в бежевом костюме

Прошёл сквозь журналистский строй.

 

Ему прислали с Украины

Вагон трофейного добра:

Шикарной выкройки штанины

В мотню вмещают полведра!

 

«Дороже золотого слитка

Подарок ваш, - сказал Барак. –

Какой сюртук! Какая свитка!

Какой роскошный лапсердак!

 

Враги в Донецке и Луганске

Ведут себя по хулигански.

А я, молодцеват и свеж,

Ношу костюмчик цвета беж.

 

Я не сниму его отныне,

Затем что спрятаны в мотне

Мои посулы Украине

И траншы к будущей войне».

 

Ой, кряче, кряче чорный янки

И примеряет вышиванки,

Во льнах трофейного добра

Идёт походкой от бедра.

 

Ой, ти казак! Такого хлопца,

Готового к раздаче блюд,

Не видывал с времён Хеопса

Ни грешный, ни прощёный люд!

 

31.08.14

ОПАРЫШ

Изворотливый опарыш,

Прокажённый гомофоб

Ров могильный роет Ярош,

Украине ладит гроб.

 

Он выводит из подполья

Новоявленных крысят:

Зубы – сабли, зубы – колья,

Сопли гроздьями висят!

 

Он Россию кроет матом,

Страстно любит керосин,

Разгрызает мирный атом

Силой в сотни Херосим.

 

«Не грызи орехи эти! –

Стон идёт из-под земли. –

Сгинут собственные дети!»

«Ни хрена! Зато на свете

Передохнут москали!»

 

Фантастичные моменты

Дарит 21-й век:

У соседей в президенты

Рвётся недочеловек!

 

28.03.14

ОПИЛКИ

Я пилю свои опилки

Невменяем и сердит.

Чувствую – в моём затылке

Червь сомнения свербит.

 

Что-то, чувствую, не чисто:

Опасения поправ,

Роет выход Монте Кристо –

На свободу рвётся граф.

 

Кровью брызнули опилки.

Я предположить могу:

Червь и узник на развилке

Встретились в моём мозгу!

ОРГАН

Пока не поздно и не рано,

И луч закатный не погас –

Грудным стенаниям органа

Дух уподоблен всякий раз.

 

Ещё не высекая искры,

На ощупь осязая ночь,

Многоголосые  регистры

Призывно набирают мощь.

 

То налетает в чистом поле,

То затихает ураган.

В простуженном насквозь костёле

Мы слушаем живой орган.

 

И вдруг на гребне крестной муки

Без жалобных и горьких слов

Мальчишка зарыдал под звуки

«Вестминстерских колоколов».

 

Десятилетнее создание

Пронзил таинственный хорал –

Мальчишка сглатывал рыданья

И шапкой слёзы утирал.

 

Повизгивал, как на морозе

Скулят бездомные щенки

И млечные поют полозья

По свею Колыбель-реки.

 

Из плоти сотканный и света,

Весь нараспашку, явлен весь,

Он не оставит без ответа

Ниспосланную свыше весть.

 

Он подрастёт. Его Жар-птица

Любовью первой осенит.

Он дара вещего лишится,

Но Божью искру сохранит.

 

И чтобы мама не рыдала,

И чтобы папа не ругал,

Под волхование органа

Он превратится в ураган!

 

04.05.16          Карловы Вары

 

 

ОСЕНИНЫ

Всё реже ельник, гуще зори,

Всё глуше птичьи голоса.

Подсушатся на косогоре

Ужи и спрячутся в леса.

 

И разговаривают с Богом

В бездонном небе журавли

Молитвенным и тихим слогом,

Как на дозорах шурави.

 

Для именинницы-рябины

Рукою щедрой стол накрыт.

И веселятся осенины

Во все нелёгкие, навзрыд!

 

Вот луковка тебе пудова,

Уже облуплена, готова;

Ты без меня её разрежь

И со слезой солёной съешь.

Отполыхали зарницы...

Отполыхали зарницы,

Ночь – по вселенским часам.

Звёзды трепещут, как птицы,

Славу поют небесам!

 

Море бессонное плещет,

Млечными крыльями бьёт.

Сердце от счастья трепещет,

Звёздную песню поёт!

ОТСЕКАЯ ПУПОВИНУ гимн упа

Отсекая пуповину,

Мы родили Украину.

После родов москали

Половину отсекли.

 

Мы курчавому Обаме

Будем верными рабами,

Будем петь ему хвалы,

Будем мыть ему полы,

Туфлю целовать Обаме,

Лакомиться отрубями

И проситься в США,

Где житуха дешева.

 

А покуда всё случится,

Надо дюже отличиться.

Надо миллионов пять

Лишних граждан расстрелять,

Под Луганском скинуть в яму

И позвать туда Обаму.

 

Глянул ворон:

     «Дюже гарно!

Дюже как парламентарно!

На всю прорву – хоть убей –

Не хватает отрубей».

Глянул:

             из захороненья,

Цепкая до охрененья,

Ввысь взвилась рука Москвы!

Цап за горло:

    «Это Вы?

Вы, Обама, пан шановний,

Нет которого виновней?»

Пан взревел:

    «Вы это зря!

Я невинней кобеля.

А во всём виновно сало

То, которого не стало.

Нет свинины, хоть убей!

Не хотите отрубей?»

ОХРАННАЯ ГРАМОТА

Мой удел тяжёл и смутен,

Так живут скоты и звери.

Почему обходит Путин

Стороною наши двери?

 

Почему гарант закона

Вдруг не скажет:

«Здравствуй, гений!

Получи три миллиона

На собранье сочинений».

 

На меня нахлынет морок,

Я набычусь виновато,

Я спрошу его:

«А сорок

Миллионов – слабовато?

 

Извините, я немею,

Заикаюсь от досады,

Я без денег не умею

Ремонтировать фасады.

 

Как я без гроша устрою

Праздник на Большой Никитской,

Как писательскую Трою

Вдруг покрою черепицей?»

 

Но живу я в страстной вере,

Что успех наш абсолютен.

Дом отстроен…

                      В наши двери

Входит сам Владимир Путин.

 

Он здоровается чинно,

Мечет меткие вопросы.

Говорит мне:

«Молодчина!» -

И… проплачивает взносы.

 

На чиновников в обиде,

Лезущих из кожи сдуру,

Заявляет:

«Не гнобите

Русскую литературу!»

 

На чиновников в досаде

Ставит подпись на фасаде:

«И с поборами сюда –

Не соваться, господа!»

ОЧАРОВАННЫЙ

…И вижу берег очарованный

            И очарованную даль.

                                  

                            Александр Блок

                            («Незнакомка»)

 

В одном я сравнялся с былинным Садко –

Мы в шахматы с бесом сражались,

В раздумье своё уходя глубоко,

На самое дно погружались.

 

Я отрок. Я воин.  Оставьте  меня!

Увольте от сна и обеда.

Я в жертву принёс и себя, и коня –

И мне улыбнулась победа!

 

Отчаялась мама: «Ты хрупче свечи!

Ты разумом тронулся, Вовка!»

В охапку сгребла и спалила в печи

Моё виртуальное войско.

 

Но из верноподданных я выбирал

Гвардейцев, не ждущих пощады;

Со взрослым народом вслепую играл,

Стяжая призы и награды.

 

И вот узнаваемым стал за версту,

Под стать тороватому предку.

Я вырос. И затрепетал на ветру

Мой стяг в чёрно-белую клетку

 

…И вдруг в очарованной дальней дали

Увидел свою Незнакомку! –

Мгновенно спалились мои корабли,

Сдались ей на милость мои короли,

Гвардейцы пред ней штабелями легли!

А что оставалось у края земли

Былинному делать потомку?

 

Об этом не скажут ни царь и ни Бог,

Ни старые русские сказки.

Но Блок не преминул распутать клубок,

Сорвав с искусителей маски.

 

И всё же… Пусть слава моя не гремит

И хата под ёлками с краю –

Я страшен, когда Королевский гамбит

За белых играю!

 

06.05.16                   Карловы Вары

ПАДЕНИЕ

«Цунами, братцы!» - боцман у руля –

Бац! – и засёк падение рубля.

 

«Вах! – восхитился вахтенный матрос. –

Целковый цел!  А доллар вновь возрос!»

 

Сгрёб лоцманские карты корабел

И мачты порубил у каравелл.

 

А карму прикормили на корме –

В кармане  кукиш и дыра в суме.

 

«Эгей! – сказали три богатыря. –

Заказан путь в Эгейские моря».

 

«У нас туда билеты на апрель!» -

Воскликнули мокрицы и макрель.

 

«Порубим, если не спасёшь рубля!» -

Взыскали с капитана корабля:

 

По румбу West, - взмолился  капитан, -

Исчез рублёвой масти капитал!»

 

«Но там по-мариански глубоко!» -

Возговорил загубленный Садко.

 

Пажи пропажи – курсом биржевым

Спешим на помощь мёртвым и живым.

 

Мы с бреднем, вслед за призрачным  рублём,

На дно уходим вместе с кораблём!

 

Молчи, молчи, утопленник,  о сём!

Прощай Россия! Мы тебя спасём!

ПЕРВАЯ ГРОЗА

 

Это что за восточные гости

Прикатили на тряской арбе? –

Взяли грому – с дороги по горсти –

И у-да-ри-ли по избе!

 

Сколько молний вонзилось когтями

И в кленовом увязло саду!

Это кто за такими гостями

Посылал на беду?

 

У кого там плечо раззуделось?

Кто просыпал стекольную дрожь?

Как хотелось уснуть, как хотелось!

Ну, да разве уснёшь…

 

Так и ломятся! Благо не звери.

Что мне их – помелом укрощать?

Отворяю ворота и двери:

Чем прикажете угощать?

 

Что за брага с небесной слезою

И лилась, и текла по усам!

Как отчаянно с первой грозою

Я в обнимку плясал!

 

Стихли громы на звёздных дозорах,

По распадкам рассеялась мгла,

Поразъехались гости на зорях.

И черёмуха расцвела…

ПЕРЕДАЙ

Знать не знаю, в котором году,

Даже думать не смею,

Но уйду я, однако, уйду

По бурунному свею.

 

По чужим в одночасье местам
Заплутаю, однако.

- Где ты там? Как ты, родненький, там?

- Я замёрз как собака.

 

Оказаться бы здесь в сапогах,

А не в тапочках белых,

Объясняться отсюда в стихах

Гениальных и смелых…

 

Не мечись, говорю, не рыдай,

Как февральская вьюга.

А друзьям от меня передай,

Пусть пригубят за друга.

 

Передай, пусть не чтут пустяков,

Здесь пустоты невемы.

Передай, пусть не пишут стихов,

Не слагают поэмы…

ПЕСНЯ НА ДВА ГОЛОСА

Эта песня на два голоса

Да на старые лады

Для ржаного в поле колоса

И для горькой лебеды.

 

Для ржаного, для усатого,

Молодого, неженатого

И ни в чём не виноватого

Перед горькой лебедой.

 

Эта песня на два голоса

Да на старые лады

Для ржаного в поле колоса

И для вызревшей звезды.

 

Для ржаного, для усатого,

Молодого, неженатого

И ни в чём не виноватого

Перед вызревшей звездой.

 

«Что за голос был у колоса!

Не забуду никогда!» –

Повторяют на два голоса

И звезда, и лебеда.

 

ПИРОГ С ГРИБАМИ или О ПОЛЬЗЕ САНКЦИЙ

Самовар легко и споро,

Раздувая сапогом,

Я гоню из мухомора

Первоклассный самогон.

 

Обойдусь без мукомола,

Как пристало мужику:

Намелю из мухомора

Первосортную муку.

 

Испеку пирог с грибами

И пошлю его Обаме:

Кушай, добрый человек.

Обменяемся гробами

И замиримся навек!

 

12.09.14.    Переделкино

ПИСЬМО КЭТРИН ЭШТОН или ЕЩЁ РАЗ О ПТИЧКАХ

Пишу тебе, красотка Кэтрин,

Письмо с волнением в крови.

Не говори: «Ты слишком ветрен»,

Не осуждай моей любви.

 

Через эфир в мою обитель

Крылатый образ  твой влетел.

Ты – мой верховный представитель,

Мой президент сердечных дел.

 

«Советник мой по тайным связям, -

Ты мне ответила, - скажи,

Ради меня ты станешь князем

Свободы, равенства и лжи?»

 

Вспылив от праведного гнева,

Я вытер слёзы кулаком:

Ты почему лобзалась, дева,

С ничтожнейшим Яценюком?

 

Я не забыл о старом Керри!

Ты почему, ты почему,

Подобно опытной  гетере,

На шею кинулась ему?

 

Давай избавимся от скверны

И убедимся заодно:

Европа – это дно таверны.

Пора очистить это дно!

 

Позавчера тебя убрали

С весьма высокого поста.

Они любовь мою украли,

Подрезав яблоко с куста!

 

Пора задуматься глубоко

Над предложением моим:

Олигофрена Тягнибока

Давай с тобой усыновим…

 

 31.08.14

ПО ДОБРУ

 

Вы не режьте

Булки сдобные,

Так их ешьте,

Люди добрые.

Не дивуйтесь, не обидуйте,

И друг дружке не завидуйте.

Помолитесь поутру,

Поутру,

И живите по добру,

По добру.

А подоите корову –

Так живите по здорову!

ПОДОБНО БОГУ

                     Г.В.Рожкову

 

Человек родился магом,

Потому что не был Богом

И не цвёл, подобно макам;

Не владел небесным слогом.

 

Чувствуешь  – с какою болью

Лёгкость вещая даётся,

Осенённое  любовью

Слово плачет и смеётся?

 

Посмотри - с какого боку

Сказанное выйдет складно -

И твори, подобно Богу,

По любви и безоглядно!

 

29.04.16          Карловы Вары

Поживи подольше...

Поживи подольше,

Наживи побольше –

Вшей да мышей,

Тараканов из ушей!

Пой, моя тальянушка...

Пой, моя тальянушка:

Ой да во саду!

 

Говорит Татьянушка:

«Замуж не пойду.

 

А пойду через пустырь

Во соседний монастырь.

 

Передайте Пашеньке:

Мол, пошла в монашенки».

 

ПОМНЮ

Помню иву, помню ниву.

На коня вскочил малец.

«Сукин сын! Держись за гриву!» -

Мне вослед кричит отец.

 

Сердце бьётся: быть бы живу,

Не расстраивать отца…

Мертвой хваткой, как за гриву,

Падая, вцепился в ниву

И не сдамся до конца!

 

04.05.16            Карловы Вары

ПОСЛЕДНИЙ РАЗ

Пока клокочет жажда жизни,

Пока надеюсь и терплю –

Не говорите мне о тризне,

Я этих штучек не люблю.

 

Из грязи в князи вновь подняться

Готов, друзей развеселя:

Взять крепость, разочароваться,

В последний раз начать с нуля.

 

На свете ничего победней

Не уготовано для нас,

Чем этот сладкий шанс последний,

Очередной последний раз.

Поэты живут племенами...

 

Поэты живут племенами,

Резвятся они временами;

Есть прелести в этой игре –

Там гениев жгут на костре.

ПРОРОК

Когда Господь меня отпустит

В непредсказуемый полёт –

Крылатый аспид нос откусит

Аз грешному и два пришьёт.

 

Взорлит и третий глаз водвинет,

Чтоб не зевал и прозревал.

Взъярится, душу с корнем вынет

И вставит плазменный кристалл.

 

И повелит мне: «Жги глаголом

Сердец арктические льды!»

И полечу я квантом голым

Сбирать вселенские меды.

 

29.05.16

ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗДОХ

Я был в Венеции наскоком.

Наскоком был, а вышло боком.

- А вышло боком! – молвил дож

И засадил под сердце нож.

- За что же, - я спросил у дожа, -

Сгубил, сумняшеся ничтоже?

 

- За мотыльковый интерес

Душ уязвимых и телес.

Ополоумевший вития,

Ответь: жива ли Византия?

Ответь: Венеции дано

Уйти невенчанной на дно?

 

Я на Мосту Прощальных Вздохов

Трублю один в чужих эпохах,

Подобно в море кораблю,

Трублю со страстью иноверца:

Венеция, я ранен в сердце.

Я Вас, Венеция, люблю!

ПСАКИ

(Д. Псаки - дивное диво

         Госдепа США)

 

Обойдите белый свет –

Даже на могилках нет

Голосистей птахи,

Чем голубка Псаки.

 

Русский газ,

         как пьяный чёрт,

По ее словам, течёт

(посмотрите в Twitter)

С Киева на Питер.

 

Говорила Псаки та:

Вынимали паспорта

Тысячи детишек

Из своих штанишек,

Запускали карусель,

Неизвестную досель,

Сутки тусовали,

Проголосовали

За свободный Дон,

За родимый дом,

За отца и мать…

Руки бы им обломать! –

Полыхала Псаки,

Как гроза во мраке.

 

Достоверно скажем вам –

По её лихим словам

Стал Ирак… Ираном…

А Барак?.. Брахманом?

 

По её ли изреченьям

Куры кормятся печеньем

И смеются куры

На концертах

                        Псаки.

 

30.08.14

 

РАЗВОД

РАЗВОД

(восточный мотив)

 

Враги сожгли родную хату.

Кому излить свою тоску?

Олесь во Львов подался к брату.

Жена к родителям – в Москву.

 

Олесь по ненаглядной Нинке,

Чтоб обалдели москали,

Устроил знатные поминки:

- Нас без развода развели.

 

14.09.14

Реченька медовая...

Реченька медовая,

Девушка бедовая.

– Девушка-красавица,

С речкой мне не справиться.

                      Поэтому-потому!

                      Посредине потону!

РИСТАЛИЩА

Ристалища краеугольных вопросов

От первых зарниц и знамений красны:

- К барьеру! – кричали наследники россов.

- К чертям! – отвечали с донецких откосов.

- Опомнись, Шевченко! –

- Уймись, Ломоносов!

- Пресны ваши слёзы и вирши квасны!

 

Чернобыль распростёрся над сватом и братом.

Гори-догорай, горевая заря!

Кто семипалатинской выпечки атом

Пронёс втихаря по украинским хатам,

Хлеб-соль преломил и покрыл его матом?

Ищите-свищите того кобзаря!

 

Гори-догорай, горевая лучина!

Примолкли соседи, друзья не спасут.

Одним – до лампады.

Другим – триедино.

Молись, Мать-Россия!

Дивись, Украина! –

Славяне на страшный сбираются суд!

РОДНЯ

Раузе

 

«Покрепче к седлу приторочь!» –

Кричит мой надёжный товарищ.

 

Батый, я украл твою дочь

И скрылся за дымом пожарищ.

 

Твоя золотая княжна

О прошлом не плачет напрасно,

В полуночных ласках нежна,

В полуденном свете прекрасна.

 

Не встретишь созданья добрей,

В размолвке уступчивей с мужем.

Одну за другой дочерей

Рожает. А мы и не тужим!

 

А девочки – это к тому,

Что минут напасти и грозы.

И шумно в моём терему –

И смех разбирает, и слёзы.

 

Пошлю я с каликами весть

В надежде своей бесполезной:

 

«И где ж ты, воинственный тесть,

Чего ж не заедешь, любезный?

Ты слышишь, как внучка кричит,

Смеётся и машет руками?..»

 

Батый, потрясённый, молчит

За далью степной, за веками.

 

Колюча у хана постель,

И полночью волчьей не спится,

Всё видится: внучку сквозь степь

Намётом несёт кобылица.

 

А девочка машет рукой…

Чему она, глупая, рада?

Неужто седельной лукой

Стал месяц для малого чада?

 

Неужто суровая нить

Сквозь чётки столетий продета?

Не лучше ли ей позабыть

И вовсе не помнить про деда?

 

Не помнить! – и крупная дрожь

Мешает глухому покою.

 

Но что с несмышлёной возьмёшь –

Смеётся и машет рукою.

СКАЗАНИЕ О СКИФСКОМ КЛАДЕ

В Вашингтоне зверский холод

Ведьмам выбелил виски.

Третьи сутки жарит Ноланд

Фирменные пирожки.

 

…В Киеве загомонили

Мужики и бабы вдруг:

В политической могиле

Захоронен Яценюк!

 

Он лежит среди майдана

Под сиянием луны,

И четыре чемодана

Скифским золотом полны.

 

Скачет конь, крадётся львица,

Извивается змея…

А вокруг, как говорится,

Вся партийная семья.

 

Мужики столкнулись лбами,

Бабы шепчутся тайком:

«Не продать ли клад Обаме

Заодно с Яценюком?»

 

Чтобы комиссионера

Не учуял внешний враг,

С чемоданами премьера

Заключили в саркофаг.

 

В добрый путь! Отцы майдана

Подсчитали всё, как есть,

Точка в точку: даст Обама

Миллиардов сорок шесть!

 

Мать родная! Если взвесить,

Эта сделка – на века!

… Минус долларов 110

За провоз Яценюка.

 

Подскочил Барак в три шага,

Вострой саблей сбил замки!

Грянул гром!.. Из саркофага

Выпорхнули пирожки.

 

Это вам не взрыв петарды,

Это стон из-под земли:

«Снова наши миллиарды   

Умыкнули москали!»                     

27.03. 2014

СЛЕПАЯ СТАРУХА

Над берегом вором сидит

            И каркает глухо.

На тусклом рассвете не спит

            Слепая старуха.

 

Подолгу стоит у окна

И мертвенно смотрит и строго.

Давно уже ей не видна

            Степная дорога.

 

Но будто бы слышится ей

За этой сплошной поволокой

И звон золотых ковылей,

            И голос далёкий.

 

И голос уж не один,

И речь незнакома для слуха.

И тощие пряди седин

Платком покрывает старуха.

 

На ощупь выходит в рассвет

И в окна стучится клюкою:

«Вставайте, и брат, и сосед!

Беда за рекою!

 

Седлайте коней вороных,

Острите мечи боевые…»

Не много вернулось в живых.

С победой вернулись живые.

 

И плещутся вновь ковыли,

И тлеют поганые кости.

И чуткости нашей земли

Боятся незваные гости.

 

И даже у наших старух

В годину больших потрясений

Острее становится слух

            Для вещих прозрений!

СЛЕПОЙ И ГЛУХОЙ

Какой удар! Какая драма! –

Вконец ослеп Барак Обама.

Слыхали? – он фатально плох –

Сбледнул с лица и вдруг оглох!

 

Выходят бабы с мужиками

На танки с голыми руками.

Громоподобный залп нелеп.

         Обама слеп.

 

Ублюдки в иступленье диком

Детей сжигают и старух.

Зашлась Одесса смертным криком –

         Обама глух.

 

А две подручных шалашовки,

Две вашингтонские дешёвки

Взывают, пафосно скорбя:

 

«Нельзя сжигать самих себя!

Российские сепаратисты,

Непревзойдённые садисты,

Неблагодарные скоты,

Себе вспороли животы!»

 

Среди раздрая, гама, воя

В самом Обаме спорят двое.

Слепой кричит: «Ты царь и маг!»

Глухой гогочет: «Сам дурак!»

 

Видали,  как вцепились в сланцы

Заокеанские засланцы?

Вся ястребиная родня

Взалкала крови и огня.

 

Вся ястребиная зараза

Взалкала сланцевого газа.

Она беснуется, ревёт

И Украину в клочья рвёт!

 

Какая сеча, свара, драка

Под предводительством Барака!

Пусть невменяем, пусть незряч;

Зато блистательно горяч!

 

Шепчи иль не шепчи глухому,

Мигай иль не мигай слепому, -

Промеж слепых в грозу и дождь

Глухой воитель – первый вождь.

 

Гром грянул: «Первому, однако,

Не подобает быть вторым», -

И  горемычного Барака

По голове ударил Крым!

 

Тут из России телеграмма:

«Барак Хусейнович Обама,

У нас в палате № 6

         Местечко есть».

 

Порой очнёшься среди буден,

А под стопой земля горит.

«Меняю зеркало на бубен», -

Глухой слепому говорит.

 

17.05.14

СЛОВО И ДЕЛО

Как сойдутся мудрецы,

Мудрецы, мудрецы,

Гордецы и хитрецы,

Хитрецы, хитрецы, –

 

Что один наговорит,

Говорит, говорит, –

То десяток повторит,

Повторит, повторит.

 

А за ними и народ,

И народ, и народ

Берёт слово в оборот,

Оборот, оборот;

 

Начинает повторять,

Повторять, повторять;

Начинает претворять,

Претворять, претворять!

 

Не усердствуй, не твори,

Не твори, не твори! –

Поскользнёшься на крови,

На крови, на крови!

 

Снова родина в огне,

Вся в огне, вся в огне.

Мать рыдает обо мне,

Обо мне, обо мне.

 

Мать рыдает о тебе,

О тебе, о тебе.

Всем воздастся по судьбе,

По судьбе, по судьбе.

 

Вновь сойдутся мудрецы,

Мудрецы, мудрецы.

Гордецы и хитрецы,

Хитрецы, хитрецы.

 

Скажут: «Что там за урод,

Вот урод, вот урод! –

Сделал всё наоборот?

Вот народ! Вот народ!»

СМУТА

Помнишь байку детскую

Про глухих тетерь?

Помнишь власть советскую?

Где она теперь?

 

Как её затрахали!

Безголово как

На казённом тракторе

Сволокли в кабак.

 

Как закуролесилось,

Заикалось всласть!

Как в Москве повесилась

Проданная власть.

 

Как её тычинами,

Жилами бычиными

Били в кураже

Мёртвую уже.

 

Охренели ухари,

Желваки земли,

В битве со старухами

Славу обрели.

 

Бабушки и дедушки

Прокляли судьбу:

Гробовые денежки

Сгнили во гробу.

 

Разрыдался колокол,

Вздрогнули кресты;

Покатились колобом

Головы в кусты.

 

Разметался маятник,

Срезал пласт времён, -

Раскололся памятник

Боевых имён.

 

Чудо ли пророчили,

Да не чуял я?

В душу мою, в очи ли

Плюнула змея?

 

03.07.2014

Кисловодск

СТАРШИЙ БРАТ

Памяти сестры Лидии
                        и брата Валерия

 

Пью из гранёного стакана

И поминальную пою

О том, как три политикана

Украли родину мою.

 

Не подавились за кордоном,

Когда отрезали ломоть

Моей земли с крестовым домом,

Моей родовы кровь и плоть.

 

Своих границ нагородили,

Порвав державу на куски.

Возликовали, зачудили

Новопрестольные царьки.

 

Не вдруг звезда с Кремля упала.

В краю, украденном вчера,

Не вдруг сестра моя пропала,

Пропала без вести сестра.

 

Забили вусмерть, загнобили,

Промыли косточки стократ, –

В семипалатинской могиле

Обрёл покой любимый брат.

 

Как атом потрясал мандатом

На право жить и умирать,

Так здесь пугают старшим братом

Ополоумевшую рать.

 

Где наш орёл в державных высях

Нисходит по кругам утрат,

Я на плите могильной высек

Всего два слова:

                        Старший брат.

СЧАСТЬЕ

Солдат подбил три танка кряду

В бою за город Ленинград.

Десятидневную в награду

Побывку получил солдат.

 

Героя вёз товарный поезд,

Потом полуторка везла,

И пел страданья санный полоз

До вологодского села.

 

И видит он: избу стогами

Укрыли белые снега.

Он разметал их сапогами,

В окошко постучал слегка.

 

Жена услышала, привстала,

Дивясь: как по ночам светло!

И подошла, и задышала

В заиндевелое стекло.

 

Прожгла дыханием и взором

Кружок величиной с яйцо.

И вдруг за сказочным узором

Протаяло его лицо!

 

Она блаженно улыбнулась,

Перекрестясь, исторгла стон

И от окошка отвернулась:

Какой счастливый снится сон!

 

Солдат в окно смотрел сквозь слёзы.

По грудь укутанный в снега

Смотрел, боясь разрушить грёзы

Промёрзшим скрипом сапога.

 

Солдат смотрел, а счастье длилось,

И в зачарованном краю,

Оцепенело, заблудилось,

Спаслось в ночи и поселилось

В избе родимой, как в раю.

Так случится ....

Так случится, что даст петуха

Запевала небесного хора, –

И в гнездовье земного греха

Разразятся Содом и Гоморра!

 

И начнётся такой тарарам,

От которого смерть не спасает!

И по всем параллельным мирам

Разбросает нас. Ох, разбросает!

 

Я очнусь у высоких ворот,

Посреди мировой круговерти:

Свет – не свет, и народ – не народ,

И не люди вокруг, и не черти.

 

Разомкнётся живое кольцо

Незнакомого от роду люда.

Промелькнёт нечужое лицо.

И воскликну я: «Здравствуй, Иуда!»

 

«Мы одни, – скажет он, – мы одни!

Непонятны мне все остальные.

И родней не бывает родни,

Потому что мы оба земные».

 

Он вздохнёт: «Я устал призывать

Всех, кто знал о дрожащей осине.

А теперь есть кого предавать

И скорбеть о тебе, как о Сыне».

 

Взвою я от зелёной тоски:

«Сгинь, изыди, нечистая сила!»

 

…Что за жизнь, если даже доски

Гробовой – про тебя не хватило!

Те же ветры свистят молодые...

Те же ветры свистят молодые,

Те же птицы поют золотые,

Те же пчёлы за мёдом летят.

 

Безмятежными в мае ночами

Засыпают они без печали

И крылами во сне шелестят.

 

И природа себя забывает.

Лишь в раздумье ковыль помывает

Головою своею седой.

 

Расколись об эпоху эпоха –

Нет им дела до смертного вздоха,

До прозренья над пришлой бедой.

 

Это нам никогда не простится,

Если вдруг безмятежная птица

Встрепенётся, крылом шелестя:

 

Те же пули свистят над оврагом,

Тот же ветер простреленным флагом

Забавляется, словно дитя.

ТЕРРОРИСТКА

 

Послал дедок 500 рублей

Во Львов своей подруге близкой.

За связь с агентом москалей

Её признали террористкой.

 

26.05.14

ТРОПАРЬ

На полигоне ревущих страстей,

Фосфоресцирующих скоростей,

В клочья разорванных нервов и жил,

Господи правый, разве я жил?

Разве грибниц водородных извне

Счастье в грядущем не грезилось мне;

Разве снаружи – из чёрной дыры

Не приходили страдальцу дары;

Разве я, неблагодарная тварь,

Не унаследовал звёздный тропарь;

Разве в обиде на скудость свою

«Господи, слава тебе» - не пою?

 

07.01. 2016

Ты роди мне сына...

Ты роди мне сына

Бел-белее сыра.

 

Ты роди мне дочку

Белого снежочку.

 

Когда вздумаю – поеду

Куда вздумаю – заеду.

 

К дочке – на две ночки,

К сыну – на неделю.

ТЯГНИБОКСКИЕ НАПЕВЫ

Как на киевской платформе

Хрен стоит в защитной форме.

 

- Чей ты будешь, голубок?

- Группенфюрер Тягнибок.

Я не фраер – я нарцисс,

Я цветочек аленький,

Я каратель, и фашист,

И нацист не маленький.

 

Я перестрелять готов,

Я готов повесить

Русофилов и жидов

Миллионов десять.

 

И татар спалю в печи,

Если хватит газа.

Не замай мои харчи

Пришлая зараза!

 

Я расист не рядовой,

Все меня боятся! –

В Белом доме рулевой

Нервно чешет яйца.

 

Меркель тоже говорит,

Что я парень гарный.

В честь её огонь горит

В топке солидарной.

 

Промеж глаз родной стране

Я – по праву сына –

Врезал кулаком!..

                                Ще не

Вмерла Украина?..

 

15.03. 2014

УБОГИЙ

«Смейтесь, люди добрые,

Плачьте по Руси!

Ешьте булки сдобные.

Господи, спаси!

 

Ни тепло, ни холодно

Мне от тех смешков:

Прикопил я смолоду

Песен сто мешков!

 

По тропе нехоженой

В поле забреду,

Выстрелом подкошенный

В травы упаду…»

 

Ой ли Богу – богово,

Кесарю – венец?

…Ты зачем в убогого

Целился, подлец?!

УБОГИЙ

 

«Смейтесь, люди добрые,

Плачьте по Руси!

Ешьте булки сдобные.

Господи, спаси!

 

Ни тепло, ни холодно

Мне от тех смешков:

Прикопил я смолоду

Песен сто мешков!

 

По тропе нехоженой

В поле забреду,

Выстрелом подкошенный

В травы упаду…»

 

Ой ли Богу – богово,

Кесарю – венец?

…Ты зачем в убогого

Целился, подлец?!

Узнают нас...

Узнают нас, браток, не по книгам,

Узнают по тяжёлым веригам,

            По соседству хохлацкому,

            По наследству кержацкому.

А друзья наших книг не читают

И пророками нас не считают

            За соседство хохлацкое,

            Самоедство кержацкое.

А враги в нас недоброе чуют

И в подмётных листочках бичуют

            За акценты кержацкие,

            Документы хохлацкие.

Ох, недоброе чуют по духу,

А кивают, браток, на сивуху,

            На сивуху хохлацкую,

            Медовуху кержацкую.

Я не стану вскрывать себе вены

И ногтями давить свои гены

            Благородства хохлацкого,

            Первородства кержацкого.

Чистым бисером, ниточкой ровной

Нанесу я на холст родословной

            Спивомовку хохлацкую

            На грунтовку кержацкую!

УКРАИНСКИЕ ПЛЯСКИ

В Украине танцы,

Гопаки и гласы:

«Газовые сланцы!

Сланцевые газы!»

 

В зону интересов

Вашингтонских бесов

Для поездки найден

Джозеф Робин Байден.

 

Почву унавозив,

Счастлив Байден Джозеф:

В недрах три корыта

Золота зарыто!

 

Близок Джо к экстазу:

«Срочно дайте газу

Моему сыночку

На сто лет в рассрочку!»

 

Пляшет Украина,

Скачет диким полем:

«Для бедняжки сына

Кабана заколем!

 

Кабана опалим,

Байдена похвалим:

Джозеф Робин Байден

Не в помойке найден!

 

Мы с его одёжки

Все пылинки сдунем,

Погуляем трошки

Да украдкой сплюнем:

 

- Хватит, подивился

Украинской сказкой.

Чтоб ты подавился

Кровяной колбаской!»

 

24.05.14

ХРЕН БЕЗ СОЛИ

Помилосердствуй, мир огромный,

Когда, талантливый и скромный,

На фоне общих перемен

Я вон из кожи вылезаю.

Спасибо, не последний хрен

Без крошки соли догрызаю.

 

Хотел в отчаянье завыть:

Что делать и как дальше жить?

Но лучше избежать вопросов

Запанибратских:

      «Дурачок,

Ты кто, Михайло Ломоносов

Или Емелька Пугачёв?»

 

Мы катимся по скользким горкам

К братоубийственным разборкам,

Потом пойдёт сплошной рефрен

Про хрен и корабельный крен,

Потом под перебор тальянки

Повиснет грозовой напряг,

И за «Прощанием славянки»

Потонет гордый наш «Варяг».

Потом в зенит взметнутся флаги

В последних числах октября,

Новопрестольные варяги

Угробят русского царя.

 

А впрочем, это всё не ново,

Клеймом запёкся верный знак:

Когда поэту жить хреново,

Заведомо бывает так.

Что нам Питер, где резвился Петер!

Что нам Питер, где резвился Петер!

Разве мы не ведаем в Москве,

Что вселенский –

                              Настоящий! – ветер –

Только у поэта в голове.

Я НАПИСАЛ ПИСЬМО

Я написал посланье львам:

            «О львы! Повелеваю вам…»

                                  

                            Льюис Кэрролл

                        «Монолог Шалтая-Болтая»

 

Я написал письмо Обаме:

«Ты не скрипи на нас зубами…»

 

На что его секретари

Сушить велели сухари.

 

Я взвыл: «Как мерзко! Как погано!

Нет вашим пакостям конца!..»

 

Они прислали из Афгана

Контейнер опия-сырца.

 

Я позвонил: «Да что они

Так злобствуют, Степан Иваныч?» -

 

В ответ Мубарака Хосни

Мумифицировали за ночь.

 

Я написал письмо Шойгу:

«Серёга, больше не могу…»

 

 Я отзвонился Талибану:

«Пора разубедить Обаму…»

 

Отдал петицию в Собес:

«Прошу его оставить без…»

 

Пока стучал горох тоски

По клавишам на телеграфе –

 

Майдан ливийский на ремки

Порвал Муаммара Каддафи.

 

Звоню в ООН: «Что за дела?

Да задери вас Хесболла!»

 

Но если черти полосаты –

Они ни в чём не виноваты.

 

Старшой кричит: «Мы из владык

Всей нечисти земного шара!»

 

Схватил жестоко за кадык

И душит Асада Башара.

 

Звоню в Масад и в Зоосад.

Но там полно своих засад.

 

В отчаянье воззвал я к Богу:

«Приди, Спаситель, на подмогу!»

 

Мне голос был: «Зажги свечу.

Всех отыщу. Не всех прощу!»

 

24.05.14

Я не маленького роста...

 

Я не маленького роста,

Но пляшу легко и просто!

Ради этой лёгкости

Мне не жалко ловкости!

Эх! А ради естества

Мне не жалко мастерства!

Я создал мир учёный...

Я создал мир учёный,

Кручёный, мать твою!

А сам, незащищённый,

В дерьме его стою.

Ясный разум, дай мне силы!

Ясный разум, дай мне силы! –

Слышу голос из могилы:

 

«Псы ли лают за кордоном?

Волки воют за Сионом?

Серый селезень ли крячет?

Сын ли младший горько плачет?

Всё ли на Руси спокойно?

Всё ль спокойно на Руси?

 

Отвечает сын сквозь слёзы:

«Ты у Господа спроси!»

– Куда ты смотришь атаман?

– Куда ты смотришь атаман?

И что тебе на зорях мнится?

– на ковыли упал туман…

Иль это прах земной дымится?