КОВЧЕГ

Я накануне пил за Ноя,

Пил за ковчег, за люд и скот,

За веру в царствие иное

И за спасительный исход.

 

Пир отгремел. Всю ночь на блюде

Сияло яблоко во мгле,

В незапечатанном сосуде

Вино томилось на столе.

 

Парило. Тучи пьяным строем

Под блеск зарниц на приступ шли.

Видения искристым роем

Гудели, реяли и жгли.

 

Ной в сновиденьях рваных плавал,

Когда в супружеский ночлег

Проник промысловатый дьявол:

«Признайся, дева, где ковчег?»

 

В объятьях стиснул шестикрыло,

Печать сомнений стёр со лба.

Она раба. Она открыла

Небесной тайны погреба.

Ной вывел в море разорённый

Бесовским промыслом ковчег.

 

И мы плывём на судне утлом,

Разбитом и родном до слёз.

Мы не потонем завтра утром

И послезавтра

                                   между звёзд.

 

Псалмы поём. А в трюмы хлещет.

Справляем бал у сатаны,

А сердце бедное трепещет:

«Мы спасены! Мы спасены?»

 

Восходит солнце на рассвете,

Вселенским грозам вопреки.

Да хоть потоп! – живём как дети

Или слепые старики.